Хроника дела

Дело №552 было начато 21 ноября 1930 года и окончено 5 февраля 1931 года. Однако первые документы в деле (доносы, с которых все началось) датированы маем 1929 года. В своих показаниях обвиняемые и свидетели тоже говорят о событиях, предшествовавших возбуждению дела. Все эти события будут выстроены в хронологическом порядке. Внутри хроники будут даны ссылки на соответствующие материалы дела и страницы упоминаемых персон. Раздел дополняется…

1929 год

В апреле 1929 года началась избирательная кампания по выборам нового руководства профсоюзной организации железнодорожников станции Волоколамск Московско-Белорусско-Балтийской железной дороги (месткома).

Рекомендации собирались в цехах, после чего списки кандидатов были вывешены на видном месте. В какой-то момент список был снят, а затем снова повешен, но уже с условными пометками. За тех, чьи фамилия была обведены, авторы пометок предлагали не голосовать. Напротив поддержанных ими кандидатур стояли крестики.

16 мая состоялись выборы в местком. Избраться удалось только тем, чьи фамилии были помечены крестами. Те, чьи фамилии были обведены, провалились.

Одним из тех, кому не удалось избраться, был машинист депо Волоколамск Роберт Иванович Икман.

27 мая он написал заявление (по сути донос) в местный отдел ОГПУ. Икман подробно рассказал о «махинациях» со списками кандидатов, о ходе голосования и назвал фамилии своих обидчиков: Капустин, Милашевский, Шарловский, В. Матвеев, Н. Смирнов, Жулин, Маеров, Старостин, Лукин, Глазков. Руководителем этой группы машинист назвал столяра Ивана Ефимова, который, по словам Икмана, буквально дирижировал голосованием, поднимая условленным образом свой мандат.

К пострадавшим кроме себя Икман причислил Викторова, Царского, Кудрявцева, Филиппа Петрова и Ивана Гудыма.

В тот же день, 27 мая, на точно таких же тетрадных листах в клетку на Ивана Ефимова было написано еще два доноса, но уже не в ОГПУ, а в ячейку ВКП (б), членом которой, кстати, Ефимов не являлся. Автор первого доноса — председатель месткома, член партии, столяр Сергей Иванов. Второй донос написали три женщины – жена Иванова Дора (Феодора), жена Икмана Дина и некая Улацкая.

В доносе женщин описан инцидент, произошедший накануне на крыльце дома Ефимова. Якобы он громогласно оскорблял коммунистов и грозился их убить. Особенно, по словам женщин, досталось коммунисту Сергею Иванову. Женщины указывали, что такие угрозы звучат из уст Ефимова не в первый раз, и просили ячейку «воздействовать» на него.

Сам Иванов жаловался на «контрреволюционное» поведение коллеги-столяра. Иванов вспоминает, как на цеховом собрании службы пути Ефимов винил советскую власть в нехватке хлеба. Другой пример «контрреволюционности» Ефимова из доноса — его поведение 25 мая, когда тот кричал, что будет расстреливать паразитов-большевиков. Причем, по словам автора доноса, то же говорила и жена Ефимова Мария.

Вместе с этими доносами в материалах дела находится письменная характеристика Ефимова, данная Робертом Икманом. Начинается она с того, что Ефимов – сын дьякона, а жена его – дочь полковника. Дальше автор описывает «разгульный» образ жизни столяра – пьянство, непонятные связи, злоупотребления на работе.

Три этих доноса легли в основу уголовного дела, которое ОГПУ возбудило в ноябре 1931 года – спустя полтора года после описываемых в доносе событий.

12 июня состоялось собрание рабочих станции Волоколамск, на котором в частности обсуждалась чистка партии и советского аппарата, ранее принятое решение об отчислении части зарплат рабочих на книжку Трудсберкассы и перевыборы Контрольно-лавочной комиссии. Произошедшее на этом собрании описано в заметке рабкора газеты «Гудок», копия которой была направлена в ОГПУ 13 июля. Заметка посвящена «группе Ефимова». Речь в ней также идет об апрельском инциденте со списками кандидатов в местком и о майских выборов членов месткома.